Календарь Площадки Полный перечень мероприятий Зарегистрироваться
/Войти
4 декабря 2019 (среда)
20:00
"Волшебная гора"
Электротеатр "Станиславский"
Адрес: ул. Тверская, 23 (м. Тверская, Пушкинская)
Сайт: http://electrotheatre.ru

Льготная цена 1 билета: 200 рублей

Длительность: 1 час 20 мин

Билеты закончились

«Волшебная гора» – первая работа Константина Богомолова в Электротеатре Станиславский.

Сезонные картины из стихотворений русских поэтов Николая Некрасова, Николая Заболоцкого и Варлама Шаламова становятся рефреном к истории об умирании в прекрасном высокогорном санатории. Весна с «бледными деснами», тоскливая осень, пышущее зноем лето – сияющие, прозрачные в своей архитектуре строки писались в трудные для их сочинителей времена. Писались так, как будто нет ни бед, ни лагерей, ни смерти. Герои знаменитого романа Томаса Манна, вышедшего в 1924 году и услышанного как тревожное предвестие будущей войны, живут и лечатся в Альпах, где воздух так чист, что с непривычки его трудно глотать.

Роман Томаса Манна начинается с приезда Ганса Касторпа в санаторий, где находится его двоюродный брат. Касторп слышит мучительный кашель австрийца, его селят в комнату, где только что умерла молодая американка, рассказывают, что зимой трупы спускают вниз на бобслеях, и убеждают в том, что время здесь течет совершенно не так, как внизу.

В театральном смысле этот кратчайший путь в иное пространство реализован в отказе от интерпретации – здесь достигнут ее предел. Текст Манна, захватывающий и совершенный, почти не звучит, но при этом, несомненно, присутствует. Тело текста умерло, а дух остался. Этот дух живет в принадлежащих режиссеру сочинениях, в музыке, в выдуманных персонажах, в пространстве Ларисы Ломакиной.
Зритель присутствует при диалоге режиссера с самим собой – и в этом акте эгоизма заключена принципиальная честность художников, создающих «Волшебную гору» вне компромиссов. Вместе с ними мы совершаем подъем в высокогорную область, где солнце не столько дарит радость, сколько провоцирует гниение, зато прекрасные слова блестят как лед.


Отзывы (7):

Вероника 26 декабря 2018

Давайте будем честными - если вы заплатили реальную цену за то чтобы увдеть жтот  спектакль (от 1000 рублей) и просидели на этом часе - когда первые 30 минут (3 раза по 8 минут) актриса кашлеет, потом читает в общей сложности 3 стихотворения, а потом несколько сцен каждая из которой  по смыслу и действиям мерзотнее другой - какие будут ваши чувства? ;)  Авангард - авангардом, но зачем же за счет зрителей которые реально за это платят. И кстати, на самом деле очень многие  сидевшие рядом со мной попали случайно и заплатили полную цену... как думаете сколько после этого вообще еще пойдут в театр? frown

Айгуль 26 июля 2018

Мне очень понравилось! Первая часть - это как "Черный квадрат" Малевича - а что будет, если выкинуть из театра привычное действие, чтобы зритель сам все додумывал? И декорации тоже связались у меня с супрематизмом - куб, в который мы подглядываем через "дырку" в одной из граней, там она - кашляет, у нее совсем нет сил, и он - он спит, сидит, затыкает уши, чтобы не слышать её.
Вторая часть как будто обливает тебя холодной водой - вдруг раз - и страшные диалоги о смерти - смерть, смерть кругом.

Я вышла пустой, меня будто обнулили.

Какой же Богомолов крутой, что делает вот такие вот эксперименты, и они у него получаются!

Дамир 17 января 2018 Часовой спектакль о смерти. Томаса Манна нет ни в тексте, ни в духе спектакля. Его работа — скорее, материал, на который Богомолов дал свой вольный отзыв, и даже не сочинение с элементами изложения. Большую часть спектакля зритель слышит лишь кашель героини. Видимо эта часть действа, больше похожего на перфоманс, должна была привести зрителя к идее конечности жизни и её цикличности. Далее всё это действо периодически разбавлялось весьма неожиданной выборкой стихов классиков (кстати, хорошо прочитанных, но по большей части непонятно, к чему именно они). Вторая часть как будто искусственно соединена с первой, там уже появляется сам режиссёр в роли актера. Идёт нарезка странных историй с ещё более странными выводами. Есть глубокие и интересные мысли, в том числе о праве каждого на смерть. Но мысли эти так и остались наброском без внятной прорисовки и аргументации. Зритель после этого действа вышел обманутым и расстроенным. Формат театрального спектакля для такого изложения выбран неудачно. При всей моей любви к творчеству Константина Богомолова это полный провал, на мой взгляд. Хочется верить, что это не последний опыт сотрудничества режиссёра с Электротеатром, но в дальнейшем мы увидим нечто более сильное и проработанное.
07 января 2018 Жуткий спектакль))) Беспросветная тоска))) До самого конца досидели ))) Теперь я люблю жизнь)))
Даша 07 января 2018 В целом первая часть скорее перфоманс - цикличность, неизбежность смерти, пустота и скука, контраст с природой и т.д. все понятно, но логичнее смотрелось бы в галерее. Второй кусок, с рассказами про смерть (скорее про ее обыденности, наверное) как будто прилеплен туда, но в целом наверно есть некий смысл в их соединении. Но его еще нужно понять. В целом спектакль оставляет впечатление, но не очень понятно какое. Впечатление спорности, если можно так сказать. Я ушла, когда включился свет. Но возможно это был не конец. Было странно когда вышел Богомолов, даже как то наверно неловко перед ним за то, что люди не полюбили его спектакль, за перекашливания и смешки. Но в целом это неплохо
Марина 06 января 2018 Не думала отзыв сегодня писать, т к сложно не раскрывать содержание/приемы режиссера, а кто-то пойдет ещё на спектакль. Но эксперимент интересный. И очень непривычно, что такая молодая аудитория, а тема так стара. Как мир, практически. Необычно, что разговор без надрыва, без суперэмоций. Главное- решить, что ты пришел это посмотреть и терпеливо стараться понять. Богомолов а этой роли интересен как актер. Интонации.
Елена 06 января 2018 Было очень инттересно. Понравилось.Театральный авангард. Необычный разговор о смерти, вне социальных рамок, через создание состояний 'когда время остановилось', стихи, прочитанные так, что их трудно понять, короткие диалоги, открывающие 'иное' отношение к смерти. Было интересно. Но... глубокого впечатления спектакль не осттавил. Сегодня вспоминался уже головой, а не переживаниями. Потрясения не случилось.